veselo37.ru

Жестокое групповое изасилование

Он хлопнул ее по ягодице: Да, что тут скрывать. Ее пизда была полна смазки, она текла, как последняя блядь. На мои вопросы надо отвечать быстро, шалава! И снимали это на видео Меня тогда ебали всюду — в лифте, в подъезде, в машине, на улице, и еще в вагоне поезда Он столкнул ее со стола и приказал встать раком.

Откуда-то из угла он взял швабру с длинной толстенной ручкой. Взял немного смазки из ее пизды и смазал им ее анус. Приставил ручку от жестокое групповое изасилование к ее анусу. Давление стало возрастать, она почувствовала, как кончик швабры стал потихоньку продвигаться внутрь. Он надавил еще, и швабра вошла глубже. Ей было больно, но терпимо. Он резко вдвинул швабру в нее практически до упора. Она дико закричала, потому что швабра уперлась в стенку толстой кишки.

Наконец он перестал ее запихивать, но начал интенсивно трахать Аллу шваброй. Потом внезапно остановился и, оставив швабру торчать из жопы девушки, грубо вошел в ее пизду. Алла застонала, а он стал ебать ее и мять груди. Кончив ей на спину и вытерев член валявшейся на полу Аллиной юбкой, он снова швырнул Аллу на стол, но на этот раз на спину. Швабра торчала из нее, как хвост. Сначала он поднял с пола все ту же грязную юбку и, поднапрягшись, запихнул ее ей в рот.

Вынув из кармана довольно жестокое групповое изасилование металлический прут, он поднес его к лампе и стал нагревать. Алла начала догадываться, что ее ждет. Кричать у нее уже не было сил. Юбка во рту мешала дышать и вызывала рвотные спазмы. Когда прут достаточно нагрелся, он поднес его к ее промежности. Он приложил прут к клитору, и она бешено задергалась и замычала, глазами умоляя его прекратить эту пытку.

А-а-а, ты хочешь, чтобы я им соски твои нагрел, да, проблядь? Алла, заливаясь слезами, двумя руками взялась за половые губы и растянула их как могла широко.

А он, жестокое групповое изасилование прут под лампой еще, стал медленно вводить его ей во влагалище. Алла заорала, завизжала, зашипела, да так, что сквозь жестокое групповое изасилование было слышно. Он не стал вводить прут до конца, ввел всего сантиметра на полтора, да и нагрет он был несильно, но Алла почувствовала, что жестокое групповое изасилование потеряет сознание, и не столько от боли, сколько от страха.

Когда он вынул прут из нее и бросил его на пол, она почувствовала огромное облегчение и, не смея шевелиться, только тихонько переводила дыхание. Он выдернул швабру из ее ануса, и она ощутила болезненное жжение.

Анус сжать она не могла. Он сел на стул, посадил ее на свой член и быстро задвигался в ее заднице. Он прорывался вглубь, хотел глубже и глубже. Она кричала от боли. Он насаживал и жестокое групповое изасилование. Кровь текла из попки, но его это не смущало. Потом она почувствовала, как на нее волнами накатывает возбуждение. Боли как не бывало, она была на верху блаженства.

Через минуту она кончила, а вслед за ней кончил. Спермы было так много, что, жестокое групповое изасилование он скинул ее со своих колен и она шлепнулась на пол, она струйками начала вытекать из ее жопы.

Он вытер член ее трусиками, потом лениво встал. Подошел к ней, все так же жестокое групповое изасилование на полу. Ногами раскинул ее руки и ноги в стороны и принялся кончиком ботинка водить по ее промежности, нажимать на клитор. Алла заворочалась, когда его ботинок начал входить в ее пизду. Глубоко не жестокое групповое изасилование, но для того, чтобы еще сильнее унизить девушку, хватило.

Потом наступил ногой на грудь Аллы, обвел носком ботинка оба ее соска, перенес ногу на ее лицо и приказал вылизать подошву. Она была жестокое групповое изасилование измучена, что беспрекословно исполнила этот приказ. Она старательно жестокое групповое изасилование сначала один ботинок, потом второй. Он встал на нее ногами и ходил по ней, проверяя, как долго она сможет выдержать его тяжесть на.

Она всхлипнула от боли, когда он за волосы поставил ее на колени. Вынув юбку, он немедленно сунул ей в рот хуй. Минут восемнадцать по его приказу нежно, она делала ему минет, ужасно стараясь не задеть член зубами: Один раз зубы все-таки скользнули по основанию члена, и тогда он вытащил его из ее рта и приказал ей открыть рот.

Она подчинилась, испуганно глядя на него снизу вверх. Он начал мочиться ей в рот. Она вздрогнула от отвращения, когда его жестокое групповое изасилование попала ей в рот, но, увидев его взгляд, сделала над собой усилие и сглотнула эту золотистую жидкость с терпким вкусом. Она глотала и глотала, а он ссал и ссал. Она старалась не думать о том, что пьет чужую мочу, иначе бы ее точно вырвало. Он окинул ее взглядом и усмехнулся, протянув ей чашку. Ей было уже нечего терять, и она поставила чашку на пол и присела над ней на корточки, думая лишь о том, что вся моча, которая накопилась в ней, сюда не влезет.

Писать под его пристальным издевательским взглядом было неудобно и стыдно, жестокое групповое изасилование Алла уже не могла сдерживаться, и струя мочи с громким звуком ударилась о дно чашки. Когда чашка наполнилась до краев, он сильной пощечиной остановил ее, медленно вынул из-под нее чашку и, смакуя каждый свой жест, вылил все содержимое Алле на голову. Алла покраснела и встряхнула головой.

Он снова поставил чашку под нее, и Алла, проклиная все на свете, продолжала ссать. Следующую наполненную чашку он вылил ей на лицо. А третью заставил выпить. Она, обессиленная от всего, что с ней делали за ночь, легла на пол и закрыла лицо руками, мечтая, чтобы все это был только сон.

Он грубо вторгся в ее влагалище, доказав ей, что жестокое групповое изасилование далеко не сон. Она уже никак не реагировала на его движения, что разозлило. Он, до боли кусая ей груди, кончил ей на живот, засунул член в рот, чтобы она почистила его языком. Встал, наклонился жестокое групповое изасилование ней и, схватив за правый сосок, потянул вверх.

Она застонала от боли и с трудом встала на ноги. Она устало покачала головой. По ней было видно, что никуда она идти не собирается, она только хотела как можно быстрее добраться до дома. Она собралась идти к двери, но он быстро схватил ее за плечи, снова швырнул на пол и еще раз поимел ее в задницу, сжимая руками ее груди. Когда он кончил, он поставил ее раком и приказал развести ягодицы в стороны. Она так и сделала, и он несколько секунд любовался на ее широкое отверстие, из которого вытекала сперма, и говорил пошлые и гадкие фразы.

Она, покачиваясь, встала прямо, и он отдал ей туфли, сумочку испачканные в его сперме трусики. После жестокое групповое изасилование отпер дверь и пинком под зад вытолкнул наружу. Дверь за ним захлопнулась. В переходе было тихо, темно и безлюдно. Алла медленно натянула на себя липкие трусики, обулась и взяла сумочку в руки.

Жестокое групповое изасилование, дошла до лестницы жестокое групповое изасилование и там, как-то странно то ли заплакав, то ли завыв, она упала на ступеньки в истерике. Хорошо, что в такое раннее время по Аллиным предположениям, было около половины пятого утра по жестокое групповое изасилование переходу никто не ходил.

Истерика прошла, Алла, всхлипывая, села на ступеньки, достала зеркальце. Лицо было все в синяках, жестокое групповое изасилование, сперме, слезах, соплях жестокое групповое изасилование засохшей моче. Волосы липкие, мокрые, перепутанные, тоже воняющие мочой. Алла, держась за стены, поднялась и только сейчас ощутила, как болит у нее все тело. Жестокое групповое изасилование, конечно, промежность в тех местах, куда он тыкал горячим прутом. Она сделала несколько шагов, но на каблуках сейчас идти она не могла явно, поэтому туфли сбросила и без сожаления оставила там, где сидела.

И так она и пошла к дому — голая, только в трусах, но зато с сумочкой, неровной, прыгающей походкой, кое-где оставляя следы крови на тротуарах — это кровоточил ее порванный анус.